10 лет online
Сайт свободных игровых коммуникаций
поддерживается МГ Александр VI
[карта сайта] [login] [настройки] [ пользователь : инкогнито ] [18.05.24]
Имя:
Пароль:
 
Зарегистрироваться
Забыли пароль?

Написать редакторам
/ География РИ / Полигоны / РОССИЯ / Москва, Московская область / Хотьково-ближнее / Князь света
/ Статьи и тексты / Для ролевика / Для мастера игры / Материалы Александра-6 и Заброшенного Замка / Фольклор / Архив / Князь света 2000
текст   Рождение Бога. Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность подписки вид для печати
Статья Томки-Инь.
06.12.2000, Томка Инь
Рекомендации: +:0     :0

Рождение бога
Игра "Князь света", подмосковный полигон Хотьково, 7-9 мая 2000г.

Я - капитан Сигул, единственная женщина-капитан когга в Синем племени - морском народе. Когг мой называется "Голубая ласточка", и это большая честь - выходить в море на соб-ственном корабле. Ведь всего в нашем племени 4 когга: один, безымянный - на стапелях, и наша трехкорабельная флотилия: моя "Ласточка", "Дара" капитана Аллегора, названная так в честь его жены, лекарки нашего племени и большой конунговский "Дельфин".
До последнего времени наше племя жило очень изолированно, практически не встреча-ясь с представителями других племен. Это и неудивительно - ведь живем мы в маленьком при-брежном поселке, на полуострове, с трех сторон окруженном водой. Ближайшие наши соседи - мы называем их облачками, ибо тени их, невидимо пролетающие над водой, похожи на тени облаков. Мы не слишком-то обращаем на них внимание. (Люди других племен зовут их ракша-сами и почему-то очень боятся. Непонятно, ведь нам облачка не приносят беспокойства.) А если вдруг ты начинаешь слышать их голоса - есть старинное морское правило: "Слышишь голоса - пой громче, и все пройдет". Мы пробовали, помогает.
Морской народ вообще крайне музыкален. Ну где еще могло быть такое, чтобы главный жрец племени женился на местной магичке-менестрельше?
С трех свадеб и начались те странные события последнего времени, о которых я хочу поведать. До последних дней жили мы спокойно, мирно, так, как завещали нам отцы и деды - ходили в море, ловили рыбу, выращивали водоросли, болели поносом, жаловались на недоста-ток железа - материала для оружия, рожали детей... Наш конунг, например, был уже дважды вдовцом - его жены отошли в мир иной, правда, каждая из них подарила племени по ребенку. У конунга был сын от первого брака (Скас), дочь от второго (та самая лекарка Дара), да еще и приемный сын со странным именем Пинчер.
Спешу напомнить, что племенем нашим управляет Совет Капитанов, возглавляемый конунгом - первым среди равных. Капитан - это тот, кто способен управлять коггом, кто удачлив на лове рыбы, кто мудр и умеет решать возникающие сложные ситуации. Словом тот, кого лю-бит Великое Море.
Кстати о Море. Вообще-то в нашем племени принято возносить молитвы богу Вонзю-лису, но мне не по душе такое имя для моего Моря. Море спасло мне жизнь в самом ее начале (меня нашел отец второй жены нашего конунга - я всегда считала ее сестрой...), Море помогло мне занять высокое положение в нашем племени, Море слышало мои молитвы, когда я просила его принести в мои сети побольше рыбы. Поэтому я всегда стояла немного в стороне на бого-служениях нашего жреца.
Так вот, события начались с трех свадеб... Впрочем, нет, с прихода незнакомых людей. Впервые за много-много лет пришли к нам посланцы другого людского племени, именующие себя Оранжевыми. И ведь не кто-нибудь пришел, а сама дочка шаха - тамошнего конунга. Они предложили нам союз, рассказали много интересного и странного - например, что они умеют рисовать мысли, никогда не ели рыбы, а едят в основном печеный желтый порошок (называя его "хлебом"), и управляют ими наследники предыдущих шахов. Долго беседовали капитаны с по-слами, да и все племя собралось послушать столь диковинные истории. А в конце беседы дочка шаха пригласила нас прийти в гости в их поселение.
Втроем - я, лекарка и охраняющий нас Джимми (молодой рыбак с моего когга) - мы от-правились в долгий путь. Залогом нашего удачного возвращения стала спутница шахской доче-ри, оставшаяся около нашего племенного костра. Сама шахская дочка не боялась ходить в оди-ночку даже в самых страшных местах - у нее был волшебный амулет, отгоняющий любых рак-шасов, якш и прочую нечисть. Она говорила, что это подарок их местного бога...
В поселении Оранжевых все было... не так, как у нас. Они живут в целом лесу мачт, и совершенно не умеют плавать. Они рисуют мысли... Да мало ли что могло показаться странным мне, капитану Сигул. Моей задачей было найти не различия, а возможные точки совпадения. Самого шаха на месте не оказалось, но у меня состоялся весьма плодотворный разговор с женой шаха, а Дара обменялась знаниями о лечении различных болезней с местным лекарем. Нас уго-стили местной пищей - той самой, из желтого порошка. Она оказалась очень вкусной. И закра-лась мне в голову такая мысль: а что, если и нам попробовать каким-то образом обрабатывать нашу любимую рыбу? Вдруг она будет еще вкуснее?
Распрощались, вернулись на свое побережье. За время нашего отсутствия, оказывается, приходили послы Фиолетового племени. Явление само по себе страшноватое - закованные в железо люди, о которых ходят страшные слухи - говорят, Фиолетовые поклоняются Смерти. Конунг разговаривал с послами лично, даже подарил немного необработанной рыбы, но дальше ворот не пустил, и они ушли восвояси.
Итак, пришла пора играть свадьбы. Женились тогда приемный сын конунга - на жрице храма Ветра (и такой был в нашем племени), жрец - как я уже сказала на магичке-менестрельше и капитан Аллегор - на лекарке Даре. Дочь свою конунг так просто не отдал, капитану Аллегору пришлось попотеть, доказывая, как он ее любит. Разные каверзные вопросы и задания задавали Аллегору мы с конунгом (ведь с тех пор, как умерла та, которую я звала сестрой, я заменяла мать Даре). Но Аллегор с честью вышел из всех испытаний. После того, как он назвал свой когг ее именем, все стало понятно. Ведь для Морского народа нет большей ценности, чем когг. Он - живое и священное существо. И не может стать капитаном когга недостойный человек. Когг просто не примет его.
Прошло некоторое время, и вот наша флотилия отправилась на траловый лов рыбы. Море было к нам благосклонно, много рыбы пришло в наши сети. Особенно много - в сети "Ласточки" (горжусь!). Но стоило нам подойти к своему пирсу, как горе настигло нас...
Сначала упал замертво Скас, сын конунга, ходивший на его когге. Дара, встречавшая нас на пирсе, ничем не смогла ему помочь. Да я, собственно, и не видела в тот момент, что она делает, потому что вдруг побледнел и начал оседать на землю Джимми, ходивший со мной на "Ласточ-ке". Его, впрочем, Дара откачала. Но некоторое время еще он то кашлял, то икал...
Скаса похоронили со всеми почестями - отдали Великому Морю. На всех произвела тя-гостное впечатление эта смерть, но пуще всего убивался по брату приемный сын конунга, Пин-чер. Впрочем, мне тогда было не до него - дела великой важности призывали меня. Ибо конунг отправил меня, Дару и магичку-менестрельшу полноправным посольством к другим племенам: искать обмена и знаний. По душе пришлась конунгу мысль о переработке рыбы. А может быть, мы узнаем в дальних краях еще что-то, что поможет племени вести лучшее существование? Я была с ним согласна. Ведь каждое племя обладает своей крупицей знаний. Но кашу мудрости можно сварить, только собрав крупинки воедино.
Пойти-то мы пошли, да оказалось - не туда. Испугавшись по дороге каких-то странных существ (вполне возможно, это были якши или какая другая нечисть), мы заблудились в лесу мачт. Наткнулись на логовище Нага, быстро и тихо ушли оттуда и окончательно перестали по-нимать, где мы находимся.
Я - капитан Сигул. Если вывести меня в море с завязанными глазами, снять повязку на мгновение, дать мне взглянуть на звезды и потом опять ее одеть - клянусь, я приведу свою "Лас-точку" прямо к пирсу, и даже не задену соседние корабли. Но путешествовали мы ясным днем, в душном лесу мачт, сквозь которые не проникал даже слабый запах морского ветра. И я не могла найти направления.
Но Море любит своих детей. Море не даст им пропасть. Мы вышли к стенам какой-то крепости. Долго, долго шли мы вдоль этой стены, и слышали за ней людские голоса. Приобод-рились - ну, теперь-то нам помогут, покажут дорогу, а, возможно, и дадут отдохнуть... Но когда мы подошли к воротам, сердца наши затрепетали. Со стен крепости на высоком холме на нас смотрела стража в фиолетовых повязках.
Впрочем, нас не убили - ни сразу, ни потом. Мы сообщили, какого мы племени, и по-просили указать дорогу. Воины рассказали, а заодно попросили поделиться новостями, ибо си-дели в своей крепости на отшибе от остальных племен довольно долго, и что происходит в мире - не знали. Тут появилась какая-то женщина, и приказала воинам открыть ворота и провести нас к самому правителю.
Ворота открыли, нас пропустили, отобрав при этом все оружие. Правда, того оружия было - два кинжала: мой, да магички. Провели нас прямо в покои короля.
Король оказался учтив и гостеприимен. Мне, честно говоря, было страшновато: за на-шей спиной - вооруженная охрана, по всему городу с нашим приходом заметно оживилось дви-жение... "Не иначе, готовятся к своему некромантскому обряду" - подумала я. Те же мысли, как потом выяснилось, посещали и моих спутниц.
С королем мы поделились сведениями о внешнем мире, заключили предварительную договоренность о союзе между нашими племенами Окончательно договор должен был быть подтвержден при личной встрече Фиолетового короля и нашего конунга на ярмарке, которая намечалась в землях племени Лягушек.
Тут к нашему разговору подключилась Верховная Жрица Фиолетовых. Она рассказала нам о том, во что верят Фиолетовые и чему поклоняются. Они действительно почитают Богиню смерти, считая жизнь страданием, а смерть - избавлением от страданий. Осмелев, я возразила верховной жрице. Потому что я всегда твердо знала: жизнь - это не страдание и не удовольствие. Жизнь такова, какой ты ее сделаешь сам. И Великое Море всегда поможет тебе в твоих правиль-ных делах.
Затем жрица пригласила нас посмотреть их храм Богини Смерти. И снова сердце екнуло у меня в груди: неужели мы сейчас умрем здесь, вдали от Моря и нашего племени, и никто даже не узнает, как бесславно мы нашли свой конец?
Но храм оказался крайне спокойным, красивым и умиротворенным местом. На стене висело красивое изображение женщины в белом, вокруг стояло пять жертвенников. Жрица уго-стила нас странной пищей - сладкими квадратиками - и молоком сухопутных коров. А когда она пошла проводить нас к воротам, мы встретили какую-то местную знаменитость по имени Будда Сиддхартха. Этот странный человек, за которым ходила толпа поклонников, записывающих ка-ждое его слово, попытался достаточно безапелляционно внушить нам свою "первую истину". И опять о том же - "жизнь есть страдание"...
Я никак не могла понять - почему эти странные люди поклоняются таким богам, кото-рые требуют признать жизнь страданием? Как можно жить в постоянном презрении к собствен-ной жизни, когда ни один твой поступок не улучшает ее? Нет, ни жрица Богини Смерти, ни Сиддхартха не смогли убедить меня в том, что их боги лучше, чем мое Великое Море. По край-ней мере, оно не заставляет меня испытывать постоянное чувство вины и неудовлетворенности собственной жизнью. Оно поддерживает меня, когда мне это требуется. И оно вечно, и беско-нечно, и моя жизнь отдана ему с рождения. И я буду жить лучше - если захочу - если буду со-вершать правильные поступки, судить по справедливости, держаться традиций - словом, делать то, что должна. Все, что у меня есть своего - это мой когг да мое честное слово, ни разу за всю жизнь не запятнанное обманом. Я честно живу, и, надеюсь, честно умру, когда Великому морю потребуется позвать меня. Великое море - хозяин моей жизни так же, как и жизни тех зеленых водорослей, из которых люди нашего племени ткут себе одежду, жизни огромных животных, живущих в морских глубинах, жизни моей "Ласточки"...
Тем временем нас выпустили из ворот крепости и указали дорогу. Путь наш пролегал через земли зеленого и оранжевого племен. Но, не успели мы уйти далеко, как нас догнали двое людей Оранжевого племени.
Оказывается, мы крайне вовремя покинули гостеприимные стены Фиолетовой крепости. Потому что как только мы ушли, под стены Фиолетовых пришла объединенная армия неизвест-ных нам племен, весьма воинственно настроенных. Уж не знаю, что они там не поделили, но только Фиолетовым, кроме Оранжевых, помочь некому. А Оранжевые - племя малочисленное. Вот и просят наш Морской народ вспомнить о союзных договоренностях, ударить в тыл объе-диненной армии.
Оставив беременную Дару на попечение магички, я побежала к своим. По дороге мы разделились - одного из послов я отправила в Оранжевый город, подготавливать оружие для нашей плохо вооруженной армии (это и было условие, которое я выдвинула в качестве непре-менного обязательства для нашего участия в этой войне), а мы вдвоем со вторым посланником помчались на побережье.
Прибегаем к нашим, я быстро докладываю конунгу о происходящем, кричу общий сбор. Конунг несколько сомневается в целесообразности поддержки Фиолетовых, но мне удается его убедить. Армия строится. Я произношу краткую речь, объясняя, за что мы, собственно, воюем: во-первых, в надежде на ответную помощь Фиолетовых, буде такая понадобится (а надо сказать, что Фиолетовые - самая многочисленная и хорошо вооруженная армия из всех известных нам на тот момент), а во-вторых - по экономическим причинам, ведь мы сразу получаем хорошее ору-жие от Оранжевых и надеемся впоследствии пользоваться возможностями двух рудников, кон-тролируемых Фиолетовыми.
Итак, армия отправляется в поход, а я остаюсь "на хозяйстве". В поселке - одни женщи-ны, в том числе беременные, одна из которых вот-вот родит. Сразу принимаю решение спустить когги на воду и начать погрузку, ибо своими силами нам поселок, в случае чего, не защитить. В срочном порядке обучаю главную жрицу храма Ветра основам управления коггом (видели бы вы, какие выкрутасы она проделывала, пытаясь подогнать когг к пирсу! Чуть не протаранила носом мою "Ласточку".). Даю указания: в случае тревоги беременные и дети - на "Ласточку", остальные - на "Дару". Одну из девушек - на пост к воротам. Остальным - собираться и быть готовым к немедленной отправке.
И тут рожает жена Пинчера, жрица храма Ветра. Под чутким наблюдением вернувшей-ся к тому времени Дары роды проходят нормально, здоровый, крепкий мальчик.
Дальше наблюдается временное затишье. Нашими молитвами, волей Великого Моря армия наша возвращается целой и невредимой. Помощь наша оказалась весьма кстати, враги были отброшены от стен Фиолетовой крепости, между нашими племенами заключен мирный договор, и вскорости ожидалось Фиолетовое посольство. А пока конунг, выслушав мой доклад о происшедшем в его отсутствие, отсылает меня с торговым караваном менять одежду из водо-рослей на железо. В Оранжевом племени нашелся человек, согласившийся стать посредником между нашим племенем и Серыми, живущими в пещерах и контролирующими три рудника.
Серых я боюсь - доподлинно известно, что они каннибалы - но интересы племени пре-выше всего. Я, по обычаю, прощаюсь с Морем, кричу Джимми: "Остаешься на "Ласточке" за старшего!" и наш маленький караван из четырех человек отправляется в путь.
Приходим к Оранжевым - а там Смута. Какие-то внутриплеменные разборки. Нужного нам человека нет, мы отправляемся на его поиски, самостоятельно доходим до Серых земель, но без проводника пойти не решаемся. Ждем. Человека из Оранжевых нет и нет. Принимаю реше-ние возвращаться. По дороге обратно знакомимся с представителями Небесного града - какой-то странный молодой человек с крестом в руках и три девушки - и двумя воинственными монахами малоизвестного Сиреневого племени. Последние пригласили нас в гости, предложили в обмен на продукты какие-то странные травы. Я сказала, что, возможно, приду. Но дальнейшие события помешали мне это сделать.
Мы вернулись в поселок. Жизнь текла своим чередом. Палач провел показательную порку двух рыбаков - за болтливость в присутствии представителей чужеземных племен. Состо-ялся праздник - благодарение богам за избавление нашего племени от столетнего поноса. После праздничного пиршества народ играл в национальные игры. Явилось посольство от Оранжевых с просьбой излечить больного...
И тут течение мирного вечера было прервано страшным криком. Я бегу к воротам, вижу Дару с перерезанным горлом. Ей уже не помочь. Кричу: "Кто видел, как это произошло?" На-смерть перепуганный больной из Оранжевых признается, что видел этого человека, но только со спины. Описывает приметы - под такие приметы подходит ровно половина мужчин нашего пле-мени. Зато больной показывает на жрицу храма Ветра - ученицу лекарки - и говорит: "Вот еще она видела." Я быстро отвожу ее в сторону: "Ты видела?" - "Да". - "Знаешь, кто это сделал?" - "Да." - "Кто?" - "Не скажу." - "Почему?" - Молчит. - "Говори, или будешь признана сообщни-цей." - Молчит. - "Хорошо, скажи по крайней мере, почему молчишь?" - Молчит. - "Этот чело-век для тебя что-то значит?" - "Да".
Этого уже было достаточно. Быстрый анализ ситуации: значимых для нее мужчин всего двое: муж и сын. Сын не подходит по приметам, остается муж. Пинчер?!
Рывком - к нему, кинжал - к горлу: "Связать его! Я, капитан Сигул, подозреваю этого человека в убийстве Дары!" Конунг: "Моего приемного сына - в убийстве моей дочери?" Я: "Да, конунг. Сейчас разъясню. А пока - ведите его на пирс, и следите, чтобы к нему никто не при-ближался!" Последнее было сказано очень вовремя, ибо в этот момент от тела Дары прибежал обезумевший от горя муж, капитан Аллегор, крича: "Я убью его!" Чудом мне удалось схватить его за одежду, а конунгу - заслонить приемного сына, чтобы не свершился самосуд. Я командую жрецу и жрицам храма Ветра: "Готовьте погребальный обряд". И тут, как на грех, прибегает от ворот один из охранников, кричит, что явилось Фиолетовое посольство, да и Оранжевые все еще стоят под воротами...
Час от часу не легче! Пока конунг заканчивает следствие, я бегу к воротам. Речь моя су-ха и неприветлива: "Уважаемые гости, к сожалению, наше племя посетило страшное горе, по-этому мы не можем вас принять". Они умоляют поменять им железо на одежду. Быстро провожу обмен, выпроваживаю Оранжевых вместе с их успешно излеченным больным.
Поворачиваюсь к Фиолетовым, повторяю о посетившем нас горе. В этот момент из воз-духа появляется женщина. Говорит: "Что у вас случилось?" "Большое горе." "Что конкретно?" "Убита одна из наших женщин". "Ведите меня к ней". "Кто вы? Назовите свое имя. " "Мне вы можете сказать все". "Я вижу, что вы умеете появляться из ниоткуда. Возможно, с такой же лег-костью вы можете убить меня, но я привыкла знать, с кем я разговариваю. Мое имя - капитан Сигул. Ваше?"
Я понимаю, что это наглость! Но с какой стати кто бы то ни было лезет в наши внутри-племенные дела? Она помолчала и назвалась: "Шани". Это имя я слышала от верховной жрицы Фиолетового племени - это было одно из имен Богини Смерти. Смотрю вопросительно на вер-ховную жрицу - она тоже в составе посольства - она чуть заметно кивает мне. Открываю ворота богине, всех остальных прошу подождать за воротами.
Шани просит отвести ее к телу Дары и рассказать о случившемся. Кратко излагаю свои соображения. Богиня просит оставить ее наедине с телом и проследить, чтобы никто не трево-жил.
Слежу, попутно обсуждаю с конунгом результаты следствия. Пинчер признался в убий-стве. Мотив? Обвиняет Дару в убийстве своего брата, Скаса, наследника конунга. "Она хочет власти, она хочет остаться единственной наследницей". На Аллегора страшно смотреть. Он по-вторяет одну фразу: "Я все равно убью его!"
Вдруг у меня за спиной - какое-то шевеление, и слабый голос: "Аллегор, муж мой..." Оборачиваюсь и вижу... живую Дару. Кричу на весь поселок: "Чудо! Люди, свершилось чудо!"
Разборки несколько откладываются, поскольку конунг таки принимает Фиолетовое посольство. Они обсуждают свои планы, я продолжаю дознание.
И вот тут обнаруживается, что Пинчер...не врет. Собранные отрывочные сведения и от-каз Дары клясться в своей невиновности перед лицом Моря доказывают: да, она действительно отравила Скаса...
Фиолетовые уходят. На душе у меня скребут кошки и воет ветер. Как она могла? Она была мне почти как дочь... Я кратко излагаю конунгу новые сведения. Решено собрать Совет Племени.
Все племя собирается в центре поселка, под нашим флагом. С пирса приводят связанно-го Пинчера. Конунг излагает суть дела. Я выхожу в центр круга и произношу примерно такую речь:
- Морской народ! Я, капитан Сигул, обращаюсь к вам. Страшные времена настали для нас. Пока мы не нарушали заветы предков и жили так, как наши отцы и деды - мы жили хорошо. Но стоило нам отойти от установленного - посыпались беды на нашу землю.
Все знают, что власть в нашем племени принадлежит лучшим из лучших, а не тем, чьи отцы и деды были капитанами. Когда ты ведешь свой когг - неважно, кем был твой отец. Ты можешь полагаться лишь на себя да на великое Море. А сейчас появились люди, которые думают, что наследство конунга даст им право распоряжаться чужими жизнями. Впервые в нашем племени пролилась кровь, и пролили ее братья и сестры.
Люди моего племени! До сегодняшнего дня я, капитан Сигул, полагалась на каждого из вас как на саму себя. И самое страшное, что может с нами случиться - это наступление времен, когда мы будем бояться поворачиваться друг к другу спиной. Поэтому от нашего сегодняшнего решения зависит очень многое. Либо продолжается время нашего процветания, когда племя на-ше сильно и независимо - либо для уничтожения Морского народа не понадобятся даже внешние враги, ибо мы сами себя перережем в братоубийственной войне.
Честное слово, у меня дрожал голос, когда я говорила это. В моей честной жизни я впервые столкнулась с ситуацией, когда дважды пролилась кровь, а обе стороны правы. Вот не-которые высказывания с этого Совета Племени:
Пинчер: "Она убила моего брата. Убила подло, напоив ядом. Я убил ее, но она воскрес-ла. Если вы меня освободите, я убью ее снова, ибо нет ничего страшнее подлости и нападения со спины".
Вия, жрица храма Ветра, жена Пинчера: "Пощадите его! Проявите милосердие, ведь его сын еще так молод! Не лишайте сына отца, зачем эта лишняя кровь? Кому станет легче, если он умрет?"
Аллегор: "Мне! Мне станет легче! Я все равно буду мстить ему и убью его!"
Дара: "Не надо мести! Я прощаю его! Никто из вас не представляет, как тяжела та доро-га, с которой меня вернули. Я многое поняла. И я не хочу отвечать за грехи моей прошлой жиз-ни."
Словом, племя зашло в тупик. Одни предлагают провести поединок и Судным Полем, волей богов, разрешить конфликт. Другие предлагают отдать решение Морю. Кто-то даже пред-ложил казнить всех, но тут выяснилось, что сын Пинчера будет мстить за своего отца...
Словом, цепочка братоубийственной резни... Конунг прекратил этот базар, объявив свое окончательное решение: Дару с Аллегором сажают на один плот, Пинчера с Вией - на другой, и отправляют в море. Кто вернется - признан правым. Я поддерживаю это решение, и еще застав-ляю все племя поклясться, что никто больше не будет мстить, а сын Пинчера станет сыном всего племени. Общая клятва. Провожаем две семьи на пирс, и сажаем на плоты. Их принимает Вели-кое Море...

***
В принципе, игра на этом заканчивается. В итоге возвращаются Дара и Аллегор, конунг женится на дочке Фиолетового правителя, армия наша еще идет воевать - но это уже финальное "выпускание пара". Вот так прошел для меня "Князь света".
От себя хочу добавить еще несколько слов. Во-первых, о мастерах этой игры. Нам очень повезло с мастером-посредником - это был Барон (Петр) из клуба "Княжество". Спасибо ему огромное. Что до остальных... Нам было очень просто отыгрывать забытое, заброшенное на краю цивилизации племя, ибо мастера к нам не ходили принципиально. За единственным ис-ключением. Это был мастер по экономике Дядя Слава, пунктуально появлявшийся в нашем ла-гере как минимум трижды в сутки. С ним можно было и просто поговорить, и решить в опера-тивном порядке какие-то вопросы. Причем он не упирался в своей мастерской правоте, а слушал разумные доводы. Так, например, именно он исправил явный мастерский "ляп", когда в начале игры нам заявили, что у нас нет ни одного корабля, и мы должны срочно где-то найти железо - вот тогда они у нас появятся. Простите, но мы по вводной живем на этом побережье сто лет и вся наша жизнь и наша религия завязана на коггах! Тем более, что с железом у нас всю игру бы-ли ТАКИЕ проблемы...
Кстати о проблемах с железом. Дядя Слава создал достаточно интересную экономиче-скую систему на этой игре, и предполагал, что людские племена могут объединиться на ее осно-ве. Дядя Слава, не могли мы! Ну нечем нам было меняться! Продукты были практически у всех, а железа не было практически ни у кого. Во всяком случае, излишков в промышленных масшта-бах не оставалось. Те самые два рудника Фиолетовых уходили точно на них самих. Никто, я так понимаю, не предполагал, что эта команда будет такой многочисленной, а главное - что она привезет такое количество железных доспехов.
Возвращаясь к мастерам. Мастер по боевке (Нали) до нас все-таки дошел где-то в нача-ле игры, отчиповал оружие, и больше не появлялся. Но, в общем-то, он нам больше и не был нужен. Зато вот мастера по магии (Мэл) мы ждали и искали полтора дня. А единственное посе-щение мастерами (главным (Ксинн), по магии, и по целительству (Артемка)) нашей команды состоялось... в последний день, где-то в районе полудня, когда игра уже, фактически, закончи-лась.
Во-вторых, о результатах игры нашей команды. "Князь света", напомню, заявлялся как игра, главной целью которой был отыгрыш рождения религий. Боги, как и мастера, до нас так и не дошли. (Шани не в счет, это воскрешение было чистой воды импровизацией по случаю - правда, импровизацией, с моей точки зрения, великолепной). Как оказалось, у нашей команды НЕ БЫЛО БОГА ВООБЩЕ!
Я, кстати, самостоятельно дошла до мысли, что мы создали свой собственный эгрегор, вдохнули в него жизнь своей верой, и назвали его Морем - то есть создали СОБСТВЕННОГО БОГА. А мастера только подтвердили мои предположения, когда признались, что нам за всю игру так и не нашли бога, что команда богов - тот самый Небесный Град - не оправдала возло-женных на них надежд... А наш отсутствующий бог работал лучше иных присутствующих, ис-правно откликаясь на наши просьбы о помощи, осуществляя правосудие, утешая в горе, давая силы в трудных жизненных ситуациях. Вот так-то. Поэтому главный итог игры вынесен мною в заголовок, и итог этот - РОЖДЕНИЕ БОГА.
Капитан Сигул (Томка Инь)
Нижний Новгород


Рекомендации

НравитсяНе нравится

Комментарии (2)

  дать свой комментарий
порядок:

Последние темы: О Боги!!! | Все темы

комментарий   [76309] дать свой комментарий
  randy, 06.12.00 13:30, в ответ на: randy, текст О Боги!!!
  Красиво... Не спорю.
А вот винить Богов - зря это. Честно скажу: трудно быть Богом. Особенно на большом полигоне, когда ты понятия не имеешь, где какое племя живет.
Мастера говорили про команду Богов? Простите, но команды-то не было. Были отдельные люди, которых позвали на роль Богов и Богинь. Причем, часть из нас не приехала на полигон. Поэтому не было Кали, не было Кришны и т.д. и т.п.
Перед нами была поставлена цель: защитить людей в этом чужом мире. Только вот как-то сразу встал вопрос: А от кого?
Люди не считали этот мир враждебным: совершенно спокойно общались и с Нагами, и с ракшасами. Если вы встречаете на пути змею длиной за 10 метров, вы что, начинаете читать ей проповеди о мире и любви? Сомневаюсь! А там это было сплошь и рядом. Да и не были мы богами-то изначально. Мы должны были ими стать для людей, чтоб в нас верили. И чудес у нас "запланированных" не было. Все это создавалось экспромтом и по ситуации, исключительно на отыгрыш. Чудеса на то и чудеса.
За себя могу только сказать: в Небесный Град я приходила только ночевать, питаясь исключительно чаем в тех племенах, к которым заходила, да еще подношениями на моем алтаре в фиолетовом племени. На большее просто времени не хватало. Ходила и помогала страждущим по мере сил и возможностей. А рождение Бога? Попробуйте остановить армию, которая уже двинулась на штурм, когда при этом у вас всего 2 хита. :) Если получится - тоже почувствуете себя богами.
Авалокитешвара, Богиня Милосердия (Ранди)  ...

комментарий   [93112] дать свой комментарий
  hohol, 25.01.01 12:14, в ответ на: randy, текст О Боги!!!
  Томке Инь/ "Бог - это надежда для сильного, а не утешение для слабого" Платон - так что в этом смысле Ваше племя "ай, молодца!" С огромным удовольствие прочитал краткое изложение событий.
Эрне Эрикдоттир/ Тогда уж "трудно стать Богом", а армии останавливаются не хитами, а Словом. Кстати, это Ваши висы на соответствующем сайте? Более чем "адекватно". Восторг

TopList
Кольцо сайтов по полевым играм.
Предыдущий Случайный Следующий
Каталог