10 лет online
Сайт свободных игровых коммуникаций
поддерживается МГ Александр VI
[карта сайта] [login] [настройки] [ пользователь : инкогнито ] [18.05.24]
текст   Мастерский отчет / Форум комментариев дать свой комментарий Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность подписки вид для печати

 [все темы]   [лента] 

 Тема: Мастерский отчет
Автор: Томка Инь
Дата: 13.07.09 16:26
Исходный материал: текст Мастерский отчет
Отчет мастера по Арабскому Востоку, регионального мастера Дамаска Томки-Инь (Майя Колеганова)

Мастерский отчет

Начало: откуда что взялось

В конце августа 2008 г., посмотрев, как я работала на «Апокрифе», Ставр предложил мне войти в МГ «Знак качества» для работы над проектом «Великая Степь и Святая Земля». Я согласилась, при условии, что я работаю в паре с ДСлавой. 4 сентября Ставр подключил меня к мастерской рассылке. Это был момент постановки общих задач МГ. С этого момента я работала над этим проектом.
Сначала ДСлава озвучил «Мы с Томкой, по обыкновению, за мусульман», потом выяснилось, что у него завал по работе, и все мусульманство легло на меня ;) . Но тут, по счастью, появился Ингримм. Он проявил себя как великолепный со-мастер, и всю дальнейшую сюжетную работу мы с ним тянули вдвоем.

Инструменты, которыми пользовалась МГ, и оценка их эффективности:
- мастерская рассылка, и это было основное место общей работы
- скайп-конференции, и это было основное место работы сюжетников. Также оправдали себя скайп-конференции для мастерятников, потому что наша МГ была размазана тонким слоем по 5 городам. Здесь уместно заметить, что очные мастерятники в Москве и на конвентах всегда были большим подспорьем в работе, а главное, во взаимопонимании мастеров между собой.
- форум для игроков. Сработал слабо, ИМХО.
- форум для мастеров. Сработал еще слабее, но был удобен как место, где постоянно лежала информация о контактах МГ (например), и оттуда ее несравненно проще было доставать, чем выуживать из рассылки. На будущее: все принятые документы должны туда выкладываться, потому что оттуда несравненно удобнее справки наводить.
- база заявок. О ней стоит сказать отдельно, хотя бы потому, что это была моя идея, моя постоянная работа до самой игры и мной перед этим опробованный конкретный движок. Этот движок используется нами для ВолКа вот уже два года, а вот для игры был применен впервые. Практика доказала: это ОЧЕНЬ удобный инструмент. (Я знаю теперь, как форму заявки чуть поправить и как сортировку расширить – и это будет абсолютно надежно и очень удобно, всем рекомендую). Сведения из базы легко и удобно можно было добыть под самые разные цели – от черновой сортировки игровых сюжетных завязок до сведений о заболеваниях – для медиков. Рассылка заявок по мастерам-региональщикам проводилась сразу по появлении заявки в базе, рассылка базы в целом в мастерскую рассылку – раз в неделю.
- ЖЖ-сообщество игры. Сработало слабо, было чисто информационным и сильно запаздывающим.
- сайт на движке Вики. Честно сказать, я абсолютно не впечатлилась обещанными возможностями и ни разу их не использовала, равно как и RSS-поток. Все-таки это пока не настолько общепризнанный инструмент. Больше всего меня раздражала невозможность давать людям нормальные ссылки на те или иные материалы на сайте – из-за каких-то несовместимостей ВиКидвижка и кириллицы, или уж не знаю из-за чего, не разбираюсь в этом.
- презентации на конвентах. Делались в основном на коленке, в последний день. Хотя в случаях ВолКа и Зиланта креатив был хорош, но не хватило времени и сил на то, чтобы «дожать» воплощение. Тем не менее, свою роль в распространении информации о нашей игре, они сыграли. Сюда же: листовки, баннеры, семинары, статьи и реклама в ролевой прессе и пр. Они постепенно приучали народ к мысли о том, что 13 век на Ближнем Востоке – это вполне себе тема для интересной игры, и не надо его бояться...
(Хотя вряд ли мы доживем до времени, когда игры по Востоку станут массовыми. ИМХО, 500 человек – это суперпотолок для подобного рода игр. Мы взяли свои 270, и это огромная победа, я считаю).

Что такое Дамаск?

Сначала мне лично нужно было понять: во что я вообще ввязалась? Какой 13-й век в Сирии? Я НИЧЕГО не слышала ранее об этом времени и этом месте! Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Примерно месяца 2-3 я потратила именно на то, чтобы осознать - хотя бы в количестве, необходимом для проведения альтернативно-исторической ролевой игры - с чем конкретно мы имеем дело в Дамаске 1258 г? Что такое Ближний Восток, каковы его мифы и легенды, какова обыденная жизнь и политические расклады, так или иначе провоцирующие людей на определенные поступки? Честно признаюсь, набор моих сведений был весьма пестрым. Тем не менее, через некоторое время у меня уже появилось понимание, на которое я могла опираться при постройке базисного сюжета и сетки ролей.
(Хочу здесь заметить, что на примере Дамаска 13 в. я поняла, каким огромным количеством штампов мы пользуемся в обыденной жизни вместо проверенных сведений. Пресловутая паранджа тому яркий пример).
Идея Дамаска как локации была окончательно сформирована нами с Ингриммом 20 ноября и звучала так:
Во что мы хотим играть в Дамаске?

Поединок со временем и с хаосом.
Много ресурсов, но нет времени.
Нужно проявить управленческую волю, чтобы преодолеть неопределенность.
Нужно противостоять хаосу, создавая красоту.
Исходя из этого мы стали простраивать пласты. Каждый персонаж из сетки ролей брался, и рассматривался с точки зрения: как он относится к идее времени: понимает, что время уходит или не осознает, что размеренной жизни может прийти конец? Какими ресурсами обладает? Какие имеет внешние завязки и интересы – чтобы Дамаск не выпадал из цельной картины мира, а, напротив, путем расширения своих внешних связей, нес сюжеты в игру?
Вы можете не верить, но все это мы расписывали для каждого персонажа, а их в сетке было более 70.
И количество нашей работы перешло в качество. «Какая у вас в Дамаске движуха», «все идет из Дамаска», «у нас в Дамаске была самая интересная игра» - мы слышали это неоднократно и на игре, и теперь, на форуме и в отчетах игроков. Даже если это правда только наполовину – все равно чертовски приятно.

Большая идея впоследствии, естественно, начала обрастать несколькими дополнительными большими сюжетными линиями. Из них можно упомянуть:
- «Шиитский квест» - история про 5 сокровищ Пророка, в которую к концу второго дня увлеченно играло пол-полигона.
- «Хашишинская линия» - нагнетание паники относительно хашишинов и расширение их деятельности как в рамках одного города (Дамаска) так и полигона в целом. Сыграло прекрасно, хотя сначала тормозилось из-за отсутствия одного из главных игроков, на кого была завязана. Часть этой линии под кодовым названием «Мутабор» - квест о поиске хашишинского зелья для привлечения новых фидаев – оторвалась от хашишинской линии и сыграла вполне себе отдельно, поскольку очень хорошо сыграла медицинско-экономическая тематика в игре.
- «Торговые войны» - экономическая игра в Дамаске полностью строилась на противостоянии большого клана Ас-Сахави и Мавсави, захватившего все ключевые посты в городе и попытке остальных торговцев, караван-баши и ремесленников объединиться против них. Попытку можно считать проваленной – из-за отсутствия единого лидера все начали выживать сами по себе, а Мавсятник почил на лаврах, хотя оставались неразрешенными некоторые внутренние противоречия.
Политическую игру Дамаска нельзя считать отдельной линией, потому что она закладывалась не столько мастерами, сколько историческим положением дел. Справедливости ради надо заметить, что Султан и его немногочисленный диван совершили практически невозможное. Дамаск, выйдя в игру с двумя представителями воинского сословия, продержался под властью Султана до утра субботы! И только после этого власть в городе начала переходить туда-сюда. Очень много значило объединение Султана с Бейбарсом, вполне в духе реальной истории.

Из несыгравших, но планировавшихся сюжетных линий обязательно хочу отметить:
- «Тут Наследник, там письмо» - история о реальном внуке халифа Аббасидского
- религиозное противостояние суннитов и шиитов
- еврейский заговор – точнее, их планировалось несколько, но поскольку наш еврейский квартал состоял из одинокого еврея Леви Шахермахера, то увы.
- «Красный трактат» - история о скрытом трактате Ибн-Сины и рецепте «вечной молодости». Зато этот несыгравший квест очень удачно портил жизнь всем, искавшим зелье «Мутабор».
- «Чаша» - несыгравшая побочная линия «Шиитского квеста» - чаша Пророка должна была осмысляться христианами как Грааль.

О жителях Дамаска

Я нагло считаю себя учеником казанской школы, с ее приоритетом сюжета над всем остальным. Более того, хотелось бы в отношении этой главенствующей роли сюжета провести вот какую аналогию.
Яцына при подготовке «ВСиСЗ» в первую очередь закладывал экономический движок игры, и утверждал, что правильно сделанная экономика не требует присутствия мастера в игре в принципе – все игроки-экономические агенты сами будут двигать свою игру. Я же хочу сказать то же самое в отношении сюжета. Непротиворечивая и цельная картина мира, которая строится мастерами и правильно понимается игроками – просто не дает персонажам «выпасть» из игры, потому что в ней любой, самый мелкий и незначительный для судеб мира персонаж найдет свое место. Хоббит с Кольцом Всевластья становится возможен, и не переходит ни в фарс, ни в инвалида, постоянно пользующегося мастерскими сюжетными костылями.
Словом, наша с Ингриммом, а по большому счету – со всей мастерской группой – основная задача и состояла в простройке такой вот непротиворечивой модели мира – Леванта 13 века.
«Строить персонаж можно только из себя - ничего другого у мастера нет», - сказала как-то Скади, и я вполне разделяю это убеждение.
Точно так же и я строила Дамаск – из себя, из своего понимания того, каким интересным, прекрасным, а порой трудным и страшным он должен быть.

Грубо разделить персонажи Дамаска можно примерно так:
1) политически нагруженные персонажи: Султан, Визирь дипломатии, Финансовый визирь (недаром он впоследствии стал наместником). Сюда же относится Наследник халифа.
2) экономически активные жители города: Семья Ас-Сахави и Мавсави (активные персонажи), Караван-баши Арзи-биби, Хаким-баши Алия, Кузнец (в своей явной ипостаси)
3) сюжетно активные персонажи: Первая жена Султана, Глава хашишинов, Глава багдадской ячейки хашишинов, Хашишинка высокого класса, Знаток хадисов, Мулла, Кузнец (в своей тайной хашишинской ипостаси)
4) персонажи, поддерживающие целостность картины мира: Султанский гарем, Владельцы парфюмерной лавки, Тайная мать наследника халифа, Еврей-владелец Лавки древностей, Кабатчики, Танцовщицы, Телохранители, Семья Ас-Сахави и Мавсави (пассивные персонажи), Суфий и его ученица, Совладельцы и рабы караван-сарая, Ходжа Насреддин.

Первая группа. Так, например, очень четко, с моей точки зрения, сыграла линия Султан-Визири. На внутреннем различии этих позиций объяснить можно все произошедшее с ними на игре.
Я уже говорила об этом на постигровом разборе «Как оно было», но сейчас попробую повторить.
Султан, равно как и любой другой династический правитель, легальная, легитимная власть которого несомненна – это не человек, это СИМВОЛ. То есть султан есть символ Дамаска, как ни крути. С этим пониманием сложно жить в игровом мире, потому что не все твои подданные лояльны к тебе (в силу того, что многие из них, к сожалению, продолжают рассуждать исходя из своего опыта 21-го века), но без него игра твоя становится фарсом. И, кстати, вот этой самой легальности власти не хватало ни новоиспеченному эмиру иерусалимскому (сыну нашего дамасского визиря дипломатии), ни любому из захватчиков Дамаска. Даже у Бейбарса, подними он оружие против Султана, все равно не было бы этой легальности, этой вросшей корнями принадлежности к этому городу. Но Бейбарс, кстати, по факту – как и в истории – оказался умнее всех, и добился всех своих целей, не смещая Султана с трона, а при его поддержке.
Меня поразил тот факт, что Султан прожил так долго – ведь по самым пессимистичным прогнозам мастерятника, он сложился бы в среду, а по самым оптимистичным – утром пятницы. Султан же дожил до конца игры, и, более того, освободил свой город от захватчиков, вернувшись в Дамаск на франкских клинках.
Как он был одинок, несмотря на то, что были, были люди, преданные ему! Особенно после того, как, спасая три сокровища Пророка, он ушел в Бейрут, в замок дружественных Ибеллинов. В этом темном, замкнутом со всех сторон помещении он смотрелся как случайная райская птица в клетке – символ, оторвавшийся от своего места силы, долго не живет...
Сколько раз мне хотелось ему сказать: «Будь жестче!» Но по факту избранная им политика оказалась более продуктивной. Единственное, от чего не спасла – от ножа убийцы в самом финале игры.
Так вот, возвращаясь к символу. Султан был символом, в то время, как все остальные власть предержащие были лишь ФУНКЦИЕЙ. Что есть визирь дипломатии, пусть даже самый умный, талантливый и смелый, каким у нас был Фархад аль-Нусейби? Функция, человек-место, человек, рассуждающий с позиций логики и выгоды, даже самых бескорыстных, самых патриотичных. Самое главное – он ЗАМЕНЯЕМЫЙ. Возможно, следующий будет много хуже предыдущего, но визирь – это место, и на него может встать кто угодно другой. И Дамаск от этого не разрушится.
Вообще, Дамаск, как и задумывалось, был очень живучим городом. Наше «золотое яблоко» падало в руки любому, принимало любых завоевателей, но само не ассимилировалось – напротив, немедленно вбирало в себя своих завоевателей и заставляло жить по своим законам. И, опять-таки, о символике. В реальности надменный Багдад и его символ - глава мусульманской уммы, неподкупный халиф Аль-Мустасим – погибли под копытами монгольских коней, в багровом зареве монгольских факелов. А что сделал Дамаск в аналогичной ситуации на игре? Он продолжил свою жизнь. Багдад был мужчиной, Дамаск женщиной. Она отдается очередному захватчику, не изменяя своей сущности – но при этом продолжает жить.
Смелая аналогия, не спорю. Но как еще думать о Дамаске – если у стен штурм, война, кто-то захватывает город – а в чайхане танцуют танцовщицы, а у своих лавок сидят мирные обыватели и внимательно провожают глазами воинов пробегающих то в одну, то в другую сторону.
Цитата с форума: «Дамаск. Чайхана. Выступление наших прекрасных танцовщиц. Аншлаг. Вопли со стороны стены: "Нас атакуют!". Половина смотрящих срывается с места. Половина остается. Задумчивый голос: "Вот в чем отличие мальчиков от мужчин"...»
Во дворец султана, в его гарем, до последнего не зашел ни один чужак. А вот его место попытался было узурпировать Финансовый визирь – когда прогнулся перед захватчиками и стал осуществлять функции наместника. (Простите за неуместную ассоциацию – у меня сразу перед глазами возникло видение – оккупированная фашистами Украина и полицаи из местных... ;) )
И что? Разве принял Дамаск этого правителя? Нет, начались склоки и раздоры, и никакого объединения. И разве мог он вести эффективную политическую игру? Нет, конечно – кто этот выскочка для эмиров и султанов, графов и герцогов? Так... временное недоразумение.
(Очень прошу отметить – я сейчас говорю не об ИГРОКАХ. Игроки Дамаска были прекрасны и удивительны. Я говорю о ПЕРСОНАЖАХ и о том, как генеральный сюжет игры все ставит на свои места, благодаря той самой пресловутой игровой магии.)
Линия Наследника Халифа, к сожалению, осталась нераскрытой – и потому что игроку пришлось раньше покинуть полигон, и потому, что тема религиозного противостояния плохо сыграла на игре в целом. Тем не менее, Султан, понимавший значимость того, что именно он взялся хранить – в своей битве до последнего сумел использовать и этот козырь – печать правоверных халифов – в своей политической игре. К нашему стыду надо признаться, что линия Наследника воплощалась самой что ни на есть избитой схемой «тут наследник – там письмо».

Вторая. Экономически активные персонажи Дамаска сделают честь любому торговому городу, как в игре, так и в жизни. Те самые торговые войны, которые, по нашему предположению, вполне могли быть просто фоновой деятельностью – неожиданно стали движком для деятельности сравнительно большого количества персонажей. И здесь уместнее всего начать именно с клана Ас-Сахави и Мавсави.
Персонажи этого клана объединили все значимые экономические линии города – караванщиков, лекарей и аптекарей. Из-за их многочисленности в Мавсятнике прекрасно работал принцип «одна голова хорошо, а две – лучше». Без малейших подсказок со стороны мастеров они сами додумались узурпировать такую золотую жилу как профосмотры, они уверенно играли такими козырями как приближенные к Султану Мухтасиб (впоследствии Финансовый визирь), и Хаким-баши (придворный медик).
Даже мастерский прессинг они умудрились использовать себе на благо. После того, как деятельность Мавсятника довольно сильно перекосила экономику Дамаска, было принято мастерское решение чуть-чуть придержать не в меру разогнавшийся паровоз.
После мастерских несчастий (взрыв в лаборатории, лишение практически всех компонентов, неурожай лекарственных трав) они... выдали как минимум два нестандартных решения своих проблем – делянки для лекарственных трав и использование взрыва в изготовлении взрывчатых веществ для армии. Конкретное воплощение этих идей не столь интересно. Гораздо интереснее, на мой взгляд, другое. Подобные изобретения, ИМХО, показывают, что в нашей игре занятия исследованиями и наукой были не только возможны, но и прибыльны, то есть имели не мастерскую ценность, а вполне себе общеигровую.
Сюда же, к научной деятельности, нужно упомянуть прекрасный трактат Хаким-баши Алии «Рассуждения о природе утери плодородия женского чрева и мужских чресел». Он полностью выдержан в духе средневековой восточной медицины, оперирует понятиями из медицины игровой и при этом написан по весьма конкретному поводу – у нашего султана не было наследника, и он всю игру хотел эту проблему решить. (Ну, больше, конечно, хотел решить султанский гарем, но это не столь важно). О Хаким-баши также хочу сказать, что это был практически единственный игрок, который включил в свой отыгрыш религиозную составляющую и мусульманский этикет.
Из остальных экономически активных персонажей следует отметить Караван-баши Арзи-биби – главу Антимонопольной коалиции, столь бесславно павшую от яда конкурентов. Поскольку никакого даже подобия полицейской власти в городе не было, а бедный султан не мог разорваться – смерть ее осталась неотмщенной. Вот в этом недозаезд игроков сыграл, конечно, свою фатальную роль.
Потому что после этой смерти Мовсятник понял, что может творить, что хочет - безнаказанно. И, к сожалению, Султан это не до конца или не сразу понял. Это мое мнение, конечно, но мне кажется, что именно не отомстив за смерть Арзи-биби, не поставив на место зарвавшихся лавочников, Султан сам встал на ту скользкую дорожку, которая впоследствии и привела его к месту гибели. (Фактически, он спровоцировал революционную ситуацию – в реальном Дамаске 13 в. никак не возможную). Потому что с этого момента Ас-Сахави очень четко поняли, что они могут играть в свою собственную игру, никого особо не боясь. Ничьи головы не полетят, не вскроются результаты финансовых махинаций, и никто не заступится за Султана, когда начнется бабий бунт... Вот такие горькие и грустные последствия имела смерть верной Султану и преданной Дамаску караван-баши Арзи-биби.
Отдельно пару слов скажу про Кузнеца. Волею судьбы этот главный дамасский хашишин стал одним из немногих, кто честно работал на благо Султана и Дамаска. Хашишин-патриот, при этом не выпадающий из своей хашишинской линии и идеологии. Сплошной респект. Кстати, игровая деятельность именно этого персонажа еще раз, к сожалению, подтверждает мысль о приоритете экономики над идеологией. Кузнец был загружен работой и заказами – и заниматься хашишинскими делами ему было недосуг. И убивать Султана было для него неоправданно.

Третья. Раз уж начали про хашишинов, плавно перейдем от них к третьей группе персонажей. В ней как раз много представителей этой исламской секты. Они играли в основном на мастерских вводных, но в какой-то момент, после усиленного мастерского вброса в игру информации по зельям, в частности, по «Мутабору» - деятельность хашишинов резко активизировалась.
Интересна и насыщенна была жизнь Марджаны – «агента глубокого залегания», как мы ее прозвали. На ее счету пара громких убийств и прекрасный побег, словом, этот персонаж так «лег» в картину мира, что ей чисто по игре пошло редкостное везение. Примерно, как Мовсятнику, только на своем, хашишинском, поле.
Вообще следует заметить, что хашишинский след в игре в целом очень напоминал отсутствующий антисемитский. В загадочных убийствах и исчезновениях в первую голову подозревали хашишинов (и не всегда были неправы), на них спихивали разного рода неприглядности и прочее. Что говорит о том, что эта сюжетная ветка сыграла вполне себе успешно, несмотря на то, что основной персонаж ее приехал на день позже и уехал на день раньше. Запаса прочности для линии хватило.
А вот о линии Знатока хадисов, я, к сожалению, такого сказать не могу. В связи с огромным недозаездом персонажей, связанных с законодательной деятельностью, Ситт аль-Вузаре пришлось срочно переквалифицироваться в юриста – с ее помощью составлялись все договоры – от купли-продажи караван-сарая до межгосударственных соглашений. Это, на мой взгляд, тот самый случай, когда функция требует человека себе в жертву. Поэтому огромное спасибо Аксинье за то, что она не вышла из игры, а продолжала тащить этот функциональный воз сколько могла, закрывая собой огромные бреши в мастерской сетке ролей и картине мира в Дамаске.
Человек-функция, который ее до конца не пронес – это Первая жена Султана, Аль-Махлия. И вот здесь, к сожалению, я должна признать что это наш, мастерский «просос». Активный, хороший игрок оказался на задворках истории. Потому и «сложился», как мне кажется (хотя внешне все это выглядело чисто игровой случайностью). Как только начал действовать из другой картинки, так тут же игра его и прихлопнула. Чтобы выпустить другим персонажем, с большим количеством степеней свободы.
Мулла. Этот персонаж как раз и воплотил того самого демона непомерно разросшихся амбиций ас-Сахави, да к тому же усилил их позиции религиозной составляющей. Он появился ближе к концу игры, и вот именно с этого момента «часы начали тикать». Время, отпущенное Султану, начало заканчиваться с ужасающей быстротой.

Четвертая группа персонажей очень разнообразна – как был разнообразен и богат сам Дамаск.
Султанский Гарем (кроме Аль-Махлии) – вторая жена, Зарка аль-Ямама и наложница, подарок монголов. Жили правильной жизнью женской половины, развлекались, обучали друг друга новым танцам, принимали делегацию дружественного иерусалимского гарема и делали главное. Ждали Господина и Повелителя.
Владельцы парфюмерной лавки Джалиль. Пожалуй, наиболее полное выражение Вечной сути Дамаска. Очень забавно было наблюдать, как по базарной площади туда-сюда бегают захватчики, а хозяева лавки провожают их взглядами. Лично у меня была четкая ассоциация со стариками из «Белого солнца пустыни». Заметьте, их игровая судьба полностью подтверждает теорию о том, что они были духами-хранителями, которым нельзя было отлучаться из Дамаска... Не успели они выйти из ворот со своим первым караваном – как тут же попали под горячую руку неким монгольским разбойникам. Домовой должен сидеть дома ;)
Также хочется заметить, что мы ожидали от них бОльшей игровой активности в антимонопольной коалиции – но, к сожалению, игроки слишком поздно сообразили, что объединение поможет выстоять всем мелким торговцам. Меж тем, надо заметить, что оборудование лаборатории у них было даже лучше, чем у Мавсави (поэтому после посмертия они вышли гораздо более «прокачанными» в медицине и фармацевтике персонажами).
В связке с этими персонажами шли пассивные персонажи семьи Мавсави. Точнее будет, конечно, назвать их не пассивными, а побочными. В частности, из них хотелось бы отметить игру Джафара – Человека-отщепенца. Он до конца выдержал свою роль, полученную в предварительном загрузе, и, более того, ближе к концу игры был поставлен в ситуацию выбора между семьей и любовью/самостоятельностью – и с честью прошел этот выбор.
Еще один персонаж антимонопольной коалиции, который успел некоторое время посотрудничать с сестрами Джалиль - Тайная мать наследника халифа, Зейнаб Харран. К сожалению, она заехала на день позже, когда игра уже шла. И просто не успела развернуться. Жаль. Это была сюжетно очень значимая роль, завязанная на взаимоотношения с тевтонским орденом. В прошлом – личный шпион Халифа Багдадского, работавший не за страх а за совесть. Неожиданно красиво мы смогли обыграть ее и наследника халифа отъезд с полигона – якобы Зейнаб забрала сына и покинула город, опасаясь за жизнь ребенка, и видя нестабильное положение Султана. Прозорливо, ничего не скажешь.
Леви Шахермахер, поставщик Лавки древностей. Отдувался за всех незаехавших евреев сразу. На него перекинули все возможные завязки еврейского квартала – от «монгольских караванщиков» до долга иерусалимской торговки рыбой. Очень порадовал тот факт, что Леви в самом начале игры объединился на почве единого еврейского происхождения с Фэйруз и Нурит – танцовщицами из Дома увеселений Мархаба ат-Таммима (по совместительству главного эвакопункта хашишинского гнезда).
Раз уж начала, о танцовщицах. Если семейство Джалиль было духом места Дамаска, то танцовщицы были воплощением той самой женской сущности Дамаска, о которой я писала выше. По-моему, это был тот самый случай, когда сила – в слабости, когда у тебя нет ничего, кроме твоего танца, но тебя никогда и не убьют именно потому, что ни один мужчина не может на это смотреть спокойно... и отказаться от этого зрелища не в силах. Поэтому в город могла входить любая армия – танцовщицы будут танцевать. Молодцы девчонки.
Кстати, об игровой магии. До игры в нескольких загрузах игрокам я описывала ситуацию с покушением на эмира Иерусалимского, так вот, там фидайин перед смертью кричал «Нури и Фэри – пери!» Так оно по игре и вышло. Пери, истинные пери ;)
Истинные пери часто выступали в чайхане, где их привечали наши дорогие Чайханщики. Естественно, это были персонажи с двойным дном – у них было много завязок с преступным миром, в частности, Иерусалима – но в силу общей умучанности они практически не сыграли. Ну, или сыграли, но не в полный рост. Хотя украсть Чалму пророка из мечети Омейядов додумались именно они. И спрятать тайком на женской половине Мовсятника – тоже. (Ага, и накормить весь мусульманский город Дамаск пловом со свининой – это тоже было такое развлечение, вполне в их духе ;))
В принципе, как я и думала, совмещать пожизненный кабак и хорошую игру – задача практически невозможная.
Телохранители Султана. Роли, которые я придумывала «с колес» - в момент загруза. (Кстати, личный рекорд – конвейер в 11 загрузов подряд.) Так вот, у ребят была, по сути, одна установка – на верность Султану. Для разнообразия, естественно, пришли они к этой мысли из разных историй – один благодаря, другой вопреки – но это было не так важно. Важно и прекрасно, что среди огромного Дамаска было хотя бы два персонажа, за чью лояльность Султану я могла не опасаться. В игре ребят было откровенно жаль – они выполняли функции как минимум десятка игроков. Неудивительно, что к вечеру они с ног валились. Но они прошли со своим повелителем от и до. Молодцы.
Обитатели Школы суфиев. По нашим учебным заведениям тяжелее всего ударил недозаезд. Так и из всей школы суфиев остались только два персонажа, что, конечно, сильно снизило количество их завязок и игровых возможностей. Очень обидно, что они всю игру болтались где-то на окраине сюжета – хотя назвался суфием, полезай в кузов: никто не сказал, что суфизм предполагает активное участие в городской жизни. Тем не менее, свою роль в жизни Дамаска они сыграли, расшифровав пресловутый Некрономикон и сообщив Султану дополнительные сведения о пяти сокровищах Пророка.

Дополнение от Ингримма:
Нелишним будет более подробно упомянуть и про так называемый «Глобальный шиитский квест», как мы его называли.
В начале игры всем мусульманам на полигоне была доведена суннитская версия истории – есть 5 сокровищ пророка, это святые реликвии, и их надо почитать и оберегать.
Хашишины узнали, что в своё время сунниты узурпировали эти сокровища и за счёт этого стали господствующей ветвью ислама.
Шиитов у нас почти не заехало. Что-то отдельное, кажется, прогружали в мамлюков, но они умирали быстрее, чем успевали вонзиться в этот квест.
Основная интрига была завязана на школу суфиев, где народ ещё на этапе написания квенты очень хотел искать Некрономикон, чтобы прочесть его и узнать волю Иблиса, и предпринять меры, чтобы она не исполнилась. Некрономикон им был сделан в виде нечитаемого манускрипта, который был выдан поставщику лавки древностей Леви Шахермахеру, вместе с прочим хабаром на продажу. Еврей не знал, что это и куда с этим нужно идти.
Аиша – женщина-суфий, получила конверт с переводом, который должна была вскрыть при обнаружении текста на непонятном языке. Этому игроку можно было доверять, и она свою линию сыграла чётко.
В Некрономиконе содержалась идея о том, что сокровища пророка на самом деле подделка, созданная Иблисом, чтобы развратить мусульман и приблизить приход Даджжалла, описание которого (одноглазый+татуировка в виде руны «каф» на лбу) совпадало с внешностью главного хашишина (изувеченного соответствующим образом в монгольском плену) что, конечно, никто не сопоставил, хотя мы очень на это надеялись.
Также там содержалось указание, что расстроить замыслы Иблиса можно было, собрав предметы вместе и уничтожив.
К сожалению, Некрономикон был найден лишь вечером в предпоследний день игры. С самого начала Шахермахер не предпринимал никаких попыток его продать. Потом мы начали натравливать на него хашишинов, которых он с честью развёл, и бандюков из Иерусалима, которые работали по заказу кредиторши Шахермахера. Здесь наш еврей тоже маху не дал, и быстро ликвидировал угрозу, договорившись с нужными людьми. В конечно итоге манускрипт был-таки продан Султану Дамаска - как я думаю, за дорого.
Султан долго не мог решить для себя – может ли он довериться суфиям и показать им этот текст, но в конце концов он решился. И узнав его содержание, принял решение извести сокровища и даже собрал 3 из 5.
Подробнее о поиске. Наша ошибка была в том, что мы слишком хорошо спрятали сокровища. На начало игры никто не знал, как они выглядят, а те, кто ими обладал в большинстве случаев не подозревал, что это они. На второй день мы сдались и пометили их мастерскими чипами.
Самое интересное было с чалмой пророка. Мы хотели выставить её во всеобщий доступ в мечети Дамаска. Но народ тупо про это забыл, и через семь часов игры, когда визирю дипломатии пришла-таки мысль помолиться – он обнаружил пропажу. Попутно решили избрать муллу. Это был просто эпический момент. Султан спросил у своего визиря, кого бы тот счёл достойным, и тот ответил, что город настолько погряз во грехе, что из местных и выбирать-то некого. Предложил взять кого-то из пришлых. В результате оказалось 2 кандидата: Ходжа Насреддин и глава хашишинов. По счастью для города, оба взяли самоотвод и муллой назначили караванщика, который в тот момент убыл по делам и не мог отказаться.
Ответственный за установку чалмы чайханщик Кабир, тут же решил, что лучше не признаваться ни в чём, и чалму подкинули в дом Мавсави/Ас-Сахави, и написали султану донос, что лучше всего искать у них. Султан послал своего нукера Ибрагима (истинного наследника халифа Багдадского), но тот ничего не нашёл. Под конец игры чалму - таки вытащила очередная инкарнация Арзи-Биби (Гюльджан), специально прогруженная в мертвятнике на поиск сокровищ пророка. Она отдала её Султану Дамаска.
Полумесяц Пророка так и провисел всю игру на шее у сына визиря дипломатии Ахмада аль-Нусейб., К сожалению, никто из противостоящих сил об этом так и не узнал. Базарного рассказчика на торговой площади Иерусалима, который громко и неоднократно рассказывал историю о том, как Наджи и Нусейби поссорились из-за этого полумесяца, никто не слушал. Информация о том, что некоторые сокровища пророка хранятся во влиятельных суннитских семьях, которых на игре было 2-, тоже игнорировали.
Сабля пророка так и висела себе в Акре у магистра ордена Тамплиеров, - до этого она принадлежала Саладину и крестносцы отбили у него этот трофей. Радует то, что могилу Саладина в Дамаске никто разрывать не стал, хотя ложный след сабли вел именно в эту гробницу.
Чаша пророка большую часть игры простояла на прилавке в лавке сладостей в Иерусалиме. Под конец её выкрали агенты султана Дамаска. Домечали её как могли. Все криминальные элементы знали о том, что недавно прошла распродажа сокровищ кровавого Али-Бабы. А все, кто хоть как-то интересовался чашей, знали, что её этот самый Али-Баба в своё время и украл. Можно было бы и больше подсветить эту историю, что мы и сделали в последний день.
Интересно было и с циновкой пророка. Сначала мы запустили в Дамаск подделку, которую даже тестировали и крали. Настоящая лежала в аптеке в Триполи у аптекаря, который перекрестился из шиитов в католики. Он сам отдал её в последний день, поддавшись на уговоры. Циновка в итоге тоже осела у Султана Дамаска.
Это далеко не все метки, которые были даны на сокровища, только те, которые реально привели к каким-то действиям и результатам.

Заключение

«Еще одно последнее сказанье – и летопись окончена моя...» Только проведя с игроками послеигровой разбор полетов, только почитав их отзывы и отчеты – далеко не все, которые мне хотелось бы уже прочитать! – а самое главное, написав этот огромный текст, поясняющий сделанное нами в Дамаске, я могу наконец сказать:

ИГРА ЗАКОНЧЕНА

ВСЕМ СПАСИБО ЗА ИГРУ

 ответить

 Автор   Тема   Дата 
  Томка Инь
 
Текст
  Мастерский отчет
 13.07.09 16:26 

Имя:
Пароль:
 
Зарегистрироваться
Забыли пароль?

TopList
Кольцо сайтов по полевым играм.
Предыдущий Случайный Следующий
Каталог